Гражданский Форум в Самареwww.forumsamara.ru

"Голос"
Кронид Любарский, Александр Собянин. Cтатья из журнала "Новое время" № 15 1995 г.

Фальсификация - 3.

Cостоявшиеся 21 марта выборы нового председателя Центральной избирательной комиссии можно считать символическими в том смысле, что в них, как в капле воды, отразилась главная особенность российского избирательного процесса, выраженная в известном афоризме: неважно, как голосовать, важно, как подсчитывать результаты.

Cостоявшиеся 21 марта выборы нового председателя Центральной избирательной комиссии можно считать символическими в том смысле, что в них, как в капле воды, отразилась главная особенность российского избирательного процесса, выраженная в известном афоризме: неважно, как голосовать, важно, как подсчитывать результаты.

Новым председателем ЦИК тайным голосованием избран прежний - все тот же проверенный в деле Николай Тимофеевич Рябов. Конкурентов у него не было, и фамилия его красовалась в избирательном бюллетене в гордом одиночестве. Рядом с нею, как и на достопамятных выборах 12 декабря 1993 года, стоял квадратик, в котором участник голосования, в случае если он поддерживает кандидатуру Рябова, должен был поставить "какой-либо знак". Если никакого знака не поставлено, то бюллетень считается недействительным. Если же голосующий против кандидатуры, то... Впрочем, как раз этот-то случай и не был предусмотрен создателями бюллетеня.

Столкнувшись с этой проблемой, член ЦИК профессор МГУ Евгений Колюшин, не поддержавший Рябова, решил проблему просто: в упомянутый квадратик он четко вписал слово "нет". Каково же было его удивление, когда счетная комиссия торжественно объявила, что Николай Тимофеевич избран... единогласно. В пользу Рябова высказались, оказывается, все 14 голосовавших членов ЦИК, включая и "диссидента" Колюшина.

Последовал скандал, в ходе которого выяснилось, что счетная комиссия расценила слово "нет" в квадратике как "какой-либо знак", а следовательно, как "да". В полном соответствии с Джорджем Оруэллом: "война - это мир", "свобода - это рабство", "дважды два - пять".


Тайна так и не раскрыта

Итак, новые выборы, к которым мы, как можно надеяться, стремительно приближаемся, будет проводить Центризбирком в том составе, который только что столь блистательно продемонстрировал свою методику подсчета результатов "народного волеизъявления". Возглавлять его будут хорошо знакомые люди: прежний председатель ЦИК Николай Рябов, прежний заместитель председателя Александр Иванченко. Именно они вполне определенным образом зарекомендовали себя при проведении и подведении итогов пресловутых выборов 12 декабря 1993 года.

Как читатель, возможно, помнит, непосредственным поводом для первого выступления "Нового времени" в феврале - марте 1994 года, когда впервые было высказано предположение о фальсификации итогов декабрьских выборов (статьи Кронида Любарского "Фальсификация" и "Фальсификация-2"), был тот поразительный факт, что тогда, через 2-3 месяца после выборов, их полные результаты не были опубликованы - вещь беспрецедентная для государства, именующего себя демократическим!

Вслед за этими статьями в нескольких газетах появились публикации на ту же тему, прежде всего руководителя рабочей группы по исследованию выборов и референдумов Александра Собянина. Вокруг них на страницах "Независимой газеты" даже возникла дискуссия, в которой, однако, официальные лица не участвовали. В июне 1994 года вопрос о фальсификации выборов был поднят "Известиями" в статье Валерия Выжутовича. Ни одно из этих выступлений никакого воздействия не возымело. ЦИК хранил ледяное молчание.

В июне 1994 года Кронид Любарский получил возможность напрямую задать вопрос Николаю Рябову в теле- и радиоэфире: чем все-таки / объяснить тот поразительный факт, что ЦИК упорно отказывается публиковать полные результаты выборов? Ответ был таков: закон-де к этому ЦИК не обязывает. В президентском указе, устанавливавшем порядок проведения выборов, говорилось лишь, что ЦИК публикует "общие" результаты выборов. Что это означает, каждый может толковать по-своему. ЦИК обнародовал фамилии тех, кто, по его мнению, победил на выборах, и даже указал количество голосов, полученных победителями, - вот и достаточно. Такие же вопросы, как, например, количество голосов, полученных конкурентами, просто неуместны.

Возражение, что закон хоть и не обязывает публиковать полные результаты, но и не запрещает же этого и перед лицом прямых обвинений в фальсификации не грех было бы эти результаты и огласить, Рябов попросту проигнорировал.

В октябре 1994 года тот же самый вопрос был поставлен перед заместителем Рябова Александром Иванчен-ко на заседании Совета Общественной палаты. Иванченко спросили: будут все-таки когда-нибудь опубликованы полные результаты декабрьских выборов или нет? Иванченко решительно ответил: нет!

После этого категорического заявления Кронид Любарский разослал всем главам избирательных объединений, получивших мандаты в Госдуме, письмо с предложением потребовать от Центризбиркома публикации полных результатов выборов, а в случае отказа - поставить вопрос о фальсификации выборов на рассмотрение Госдумы. (Единственное исключение было сделано для ЛДПР -рука не поднялась написать слова "уважаемый Владимир Вольфович".) Аналогичное письмо было направлено и председателю Думы Ивану Рыбкину.

Результат - был разочаровывающим. Ни один из руководителей фракции не только не поднял в Думе больного вопроса, но даже и не ответил на письмо. Ответ пришел лишь от Владимира Исакова, к которому никто не обращался (надо думать, он действовал по поручению Ивана Рыбкина?). Исаков ответил, что "все правильно", результаты выборов опубликованы-де в "Бюллетене ЦИК" №1 (12) за 1994 год. Очень хочется думать, что Исаков ответил так по неосведомленности, а не солгал сознательно, ибо в названном номере бюллетеня помещены вовсе не полные результаты выборов, а ровно столько, сколько нужно, чтобы фальсификаторов не схватили за руку. Именно эта сознательная неполнота данных и породила сомнения в честности проведения выборов.

Сейчас уже апрель 1995 года. Со дня выборов прошло 16 месяцев. Полные результаты выборов так и не опубликованы. Не появились они не только в "Бюллетене Центризбиркома". Даже в местной прессе сводные таблицы результатов голосования с разбивкой по районам, городам и так далее - а они печатались всегда, даже во времена "застойных" выборов! - на этот раз были опубликованы лишь в Нижегородской да Ульяновской областях и для одного из двух одномандатных избирательных округов в Хабаровском крае.

Полные данные недоступны не только для "разгребателей грязи" вроде авторов настоящей статьи. Их нет в мандатных комиссиях, у депутатов Государственной думы и Совета Федерации и даже в Администрации Президента Российской Федерации. Любые попытки получить хоть какую-то информацию о таинственных итогах выборов решительно пресекались Центризбиркомом.

Вот, например, грустный ответ полномочного представителя президента в Липецкой области Ларина заместителю начальника Управления Администрации Президента РФ по работе с территориями Федорову на его запрос от 29 августа прошлого года: "Сведения о голосовании по партийным спискам в Государственную думу, по выборам в Совет Федерации по округу №48 и по выборам в Государственную думу в округе №102 получить не представляется возможным из-за запрета на выдачу подробных результатов голосования, установленного Центральной избирательной комиссией для членов областной избирательной комиссии (куратор Липецкой области в ЦИК Королькова Ирина Николаевна)". Не захотела Ирина Николаевна давать секретную информацию полномочному представителю президента o и все тут!

Между тем уже через четыре месяца после голосования началась интенсивная работа по заметанию следов. В ноябре 1994 года "Бюллетень ЦИК" сообщал: "региональные (головные) избирательные комиссии провели в апреле текущего года работу по уничтожению бюллетеней по выборам в Совет Федерации, Государственную думу и голосованию по проекту Конституции Российской Федерации, состоявшимся 12 декабря 1993 года... В настоящее время... проводится организационная работа по подготовке к уничтожению подписных листов в поддержку кандидатов в депутаты..."

Сегодня, надо полагать, завершена не только "организационная работа", но и само уничтожение. Выборы закончены. Забудьте.


Преступник всегда оставляет следы

Поскольку исходные документы уничтожены, никакой суд, даже если дело о фальсификации выборов каким-то чудом его достигнет, не сможет вынести по нему никакого решения. Поэтому то, что будет сказано ниже, юридического значения не имеет. Однако криминалисты знают, что как ни старается преступник скрыть следы преступления, полностью уничтожить их невозможно: что-то да останется всегда. Не составила исключения и колоссальная фальсификация декабрьских выборов. Не имея возможности сделать этот вопрос предметом нормального судебного рассмотрения, мы вынуждены вынести имеющуюся информацию на суд общественности. В преддверии новых выборов это особенно уместно. Более того, необходимо.

Управление Администрации Президента РФ по работе с территориями, невзирая на трудности и препятствия, чинимые Центризбиркомом, все же сумело собрать значительное количество данных о выборах 12 декабря 1993 года и о голосовании по проекту конституции. Эта по крупицам собранная информация стала доступна и специальной рабочей группе по исследованию выборов и референдумов, возглавлявшейся Александром Собяниным. В конце прошлого года она была подвергнута анализу при помощи компьютеров Калифорнийского технологического института, когда Собянин находился в Калифорнии для чтения лекций.

Обработке подверглись результаты голосований в 785 административных единицах - районах, городах и так далее - 23 "субъектов" федерации. На их территории проживало на момент голосования 30 миллионов 594 тысячи человек, или 28,8 процента полного числа российских избирателей, - достаточное количество, чтобы считать результаты анализа представительными В обработку не вошли национально- территориальные образования и обе столицы - Москва и Санкт-Петербург с их областями В них, как известно, условия весьма специфические и отличные от России в целом.

Итак, посмотрим, как же, по официальным данным, проголосовала "типичная", "средняя" Россия - от Калининграда до Сахалина.


"За" или "против" конституции

Начнем с самого простого, но и самого важного голосования - "за" или "против" конституции. Для начала зададимся вопросом: зависит ли количество голосов, поданных "за" или "против", от явки избирателей на избирательные участки? Ответ очевиден конечно, зависит

Допустим, что в среднем избирательские симпатии распределены так 60 процентов поддерживают конституцию, а 40 высказываются против нее. Теперь возьмем два воображаемых избирательных округа по сто тысяч зарегистрированных избирателей в каждом.

Пусть в первом округе явка была 50-процентная, то есть на участки явились 50 тысяч человек Из них за конституцию проголосовало 60 процентов пришедших, то есть 30 тысяч, или 30 процентов от списочного состава Против высказалось соответственно 40 процентов пришедших, то есть 20 тысяч, или 20 процентов от списочного состава

Второй округ оказался более активным В нем к урнам явились 80 процентов избирателей, или 80 тысяч человек. 60 процентов "за" от этого числа составят уже 48 тысяч, или 48 процентов от списка, на 18 процентов больше, чем в первом округе 40 процентов "против" дадут 32 тысячи, или 32 процента от списка, на 12 процентов больше, чем в Первом округе

Итак, наш воображаемый пример ясно показывает чем выше явка избирателей, тем больший процент от списочного состава избирателей должен отдавать свои голоса за любой из вариантов ответа Число проголосовавших за менее популярное решение растет медленнее, чем за более популярное, но все равно растет.

Построим график для нашего воображаемого голосования. По горизонтальной оси отложим процент явки (от нуля до 100), а по вертикальной - процент списочного состава избирателей, проголосовавших в разных избирательных округах за тот или другой вариант ответа. В идеальном случае результаты голосования должны лечь на две наклонные прямые, причем для сторонников ответа "за" прямая пойдет вверх более круто, так, как схематически показано на графике 1. На деле, конечно, будет наблюдаться некоторый разброс точек выбранное нами соотношение избирательских симпатий 60 40 - лишь среднее, в каждом отдельном округе оно может несколько колебаться

В сущности, неважно, какое голосование мы рассматриваем. Вместо голосования "за" и "против" конституции это могло бы быть голосование за кандидата А и кандидата Б Или сразу за трех или четырех кандидатов - тогда на графике будут соответственно три или четыре прямые. Суть дела и ход наших рассуждений от этого не меняются: с ростом явки избирателей количество голосов, поданных за того или иного кандидата, в большей или меньшей степени, но растет.

Именно такие прямые получаются при анализе любых голосований в западных демократических странах. Вот типичный пример такие прямые получились при анализе президентских выборов в США в 1984 году, когда соревновались Рейган и Мон-дейл (график 2). Более круто идущая прямая показывает, понятно, результаты голосования за Рейгана, победившего на выборах. Да и на всех предыдущих голосованиях, проходивших в демократической России, дело обстояло почти TАК же.

Разобравшись с этим, посмотрим как же проголосовали на референдуме по конституции реальные российские избиратели 12 декабря 1993 год. Тут нас поджидает неожиданность

Построим сначала по описание только что методике усредненную прямую для голосования "за" конституцию (график 3) Прямая эта неожиданно ложится в точности параллельно горизонтальной оси. Это означав что никакой связи между числе избирателей, проголосовавших "за" и величиной явки нет В среднем i всех округах "за" конституцию голосовало 32,5 процента избирателей i их списочного состава, и эта величш не зависела от того, много или мало людей пришло на избирательнь участки. Если бы мы нанесли на график не усредненную прямую, а о дельные точки для разных округов, i мы обнаружили бы, что с увеличением явки несколько увеличивает! лишь разброс точек - и не более тоге

Еще более интересным оказываеся график 4, где представлены резул таты голосования "против" конституции. Тут картина совсем иная. Количество избирателей, проголосовавших "против" конституции, увеличением явки растет. Но растет ровно настолько, насколько прирастает явка, увеличивается число проголосовавших "против" конституции.

Получается странный вывод: i всех 785 исследованных районах прмблизительно одна и та же постоянная часть избирателей (в среднем 32 процента от списка) приходила и голосовала "за" конституцию. Все остальные, приходившие сверх того, голосовали "против". Именно эти противники конституции и определили огромный диапазон явки - от 30 до 90 процентов.

Там, где явка была близка к 30 - 35 процентам (например, в Норильске -34 процента), оказывалось, что конституцию одобрило подавляющее большинство местных избирателей. Если же явка была необычно большой (до 85 - 88 процентов в некоторых районах Пензенской области!), то все пришедшие на выборы "избыточные" (сверх 30 - 35 процентов списочного состава) избиратели почему-то голосовали исключительно "против".

Подобного в мировой практике еще не встречалось. Как говорится этого не может быть потому, что этого не может быть никогда.


"Реформаторы" и "оппозиционеры"

Но это только начало избирательных чудес. Посмотрим, как высказались избиратели не по поводу конституции, а на выборах в Государственную думу. Проанализируем голосование по партийным спискам (заметим, что именно по этому голосованию материалы хранятся ЦИК в наибольшем секрете).

Для удобства разобьем всех избирателей на две группы. В первую включим тех, кто проголосовал за явных, открытых противников политики реформ: коммунистов, аграриев и жириновцев. В другую группу включим сторонников остальных 10 избирательных объединений, принимавших участие в голосовании 12 декабря. Все они либо поддерживали реформистский курс, либо по крайней мере открыто против него не выступали.

На графике 5 показан, по уже известной нам методике, процент от списочного состава избирателей, проголосовавших за "реформистов", в зависимости от величины явки на избирательные участки Вывод поразителен. с увеличением явки количество сторонников реформ не только не растет, но даже заметно уменьшается. Что бы это значило?

С "оппозиционерами" дело обстоит как раз наоборот (график 6). Количество их сторонников с явкой круто растет, причем примерно в одинаковой пропорции, насколько вырастает явка, настолько увеличивается и число проголосовавших за КПРФ+АПР+ЛДПР.

Получается, что при явке около 30 процентов с небольшим большинство избирателей высказывается в пользу "реформаторов". Но как только явка начинает возрастать, от этого выигрывают только и исключительно "оппозиционеры". Это, мягко говоря, странно и наводит на нехорошие мысли

Наше недоумение еще более усилится, если мы изучим, как ведет себя число недействительных бюллетеней в зависимости от величины явки. Оказывается, с ростом явки оно резко падает. Более того, при этом круто уменьшается и число бюллетеней, поданных "против всех списков". Так, с увеличением явки от 40 до 80 процентов (в два раза) доля недействительных бюллетеней и бюллетеней "против всех" тоже падает в два раза

Какие удивительные избиратели голосовали, оказывается, на тех участках, где явка была высока. Мы выяснили уже, что эти "дополнительные" избиратели, во-первых, практически все голосовали против конституции, за списки "оппозиционеров", были очень грамотными (вовсе не ошибались при заполнении бюллетеней) и четко знали, кого они хотят видеть депутатами ("против всех" не голосовали).

Надо полагать, читатель уже догадался, откуда взялись эти необычные избиратели, не похожие по своему поведению на избирателей всех времен и народов, сведения о которых Центризбирком хранит как государственную тайну. Разумеется, подобное возможно только в условиях крупномасштабной фальсификации результатов выборов: либо путем массового доброса бюллетеней в урны, либо путем столь же массовых приписок (скорее всего в окружных избирательных комиссиях). Так называемая "высокая явка" в большинстве случаев была лишь результатом "высокой фальсификации". Если бы не она, среднее значение явки избирателей было бы куда ниже и величина ее в разных округах не колебалась бы в столь фантастических размерах.


Сенаторы и народ российский

Итак, мы начинаем приближаться к разгадке неожиданных итогов декабрьского голосования. Осталось проделать еще один "следственный эксперимент": проверить, как вели себя избиратели на выборах в Совет Федерации

Перед нами (график 7) результаты голосования по трем кандидатурам на выборах в российский "сенат" по типичной для России Пензенской области. Для двух кандидатур, занявших соответственно второе и третье места, мы видим ставшую уже нам привычной картину: как ни растет явка избирателей, от этого бедолагам-кандидатам ничего не прибавляется. А вот у счастливого обладателя первого места любое прибавление явки в точности совпадает с прибавлением поданных в его пользу голосов. Заметим, что и с недействительными бюллетенями здесь такая же картина, как и на выборах в Госдуму при большой явке их почти нет. Причины этого нам уже понятны

Кто же, кстати оказался победителем в Пензенской области? Глава областной администрации Анатолий Ковлягин. В 1990 - 1991 годах он занимал пост председателя Пензенского облисполкома, был снят с этого поста в августе 1991 года за поддержку ГКЧП, но вновь избран на него в апреле 1993 года

Пензенский пример - лишь один из многих. Такие же удивительные графики получаются при анализе результатов выборов практически во всех регионах, где победителем оказался глава местной администрации, председатель облсовета или иногда "доперестроечный" номенклатурный лидер союзного или федерального уровня. Их политическая ориентация, как правило, хорошо известна. От поддержки реформ они, мягко говоря, очень далеки

Исключение составили лишь три из 23 обследованных "субъектов" федерации Пермская, Свердловская и Магаданская области. Вероятно, читатель не удивится, если узнает, что это именно те области, где главы администраций или не участвовали в выборах, или их проиграли. Вот как, например, выглядят результаты выборов в Свердловской области, где популярный Эдуард Россель, занявший первое место, уже к началу избирательной кампании был снят Ельциным с губернаторского поста за то, что "самовольно" провозгласил Уральскую республику (график 8).

Не правда ли, картинка куда больше напоминает результаты выборов с участием Рейгана и Мондей-ла, чем "выборов", на которых победил Анатолий Ковлягин.

Еще интереснее посмотреть на результаты референдума по конституции в названных трех областях, где местные "боссы" не контролировали ситуацию (график 9). Верхняя прямая показывает процент (от списочного состава) избирателей, проголосовавших "за", в зависимости от явки, нижняя - процент проголосовавших "против".

Поразительно, как будто мы попали в иной мир. Никакой тебе аномалии, обе прямые имеют вполне "западный", "демократический" вид. Они идут, как и положено, наклонно, с ростом явки естественно растет число избирателен, как поддержавших, так и не поддержавших конституцию.

Вывод там, где местные "хозяева", баллотировавшиеся в Совет Федерации, не обладали в ходе выборов полнотой власти, там не было ни добросов бюллетеней, ни приписок в протоколы

Мы вплотную подошли к ответу на вопрос, кто же осуществлял фальсификацию. Следует еще понять, почему это было сделано и сделано именно так, а не иначе?


Что произошло 12 декабря?

Итак, фальсификация голосований 12 декабря 1993 года имела место, и скорее всего это происходило на уровне окружных избирательных комиссий. Разумеется, мы понимаем, что никакой суд не примет приведенные аргументы в качестве юридического доказательства. Речь идет о косвенных доказательствах, которые, однако, оттого не становятся менее убедительными. Математика - наука точная Для судьи ее выводов, возможно, и недостаточно, но для историка этот вердикт будет решающим. Впрочем, не только для историка. Ныне действующий политик тоже извлечет из этого свой урок. Очередные выборы близятся, и, надеемся, никто не хочет быть еще раз обманутым

Постараемся понять, что же в действительности произошло в ходе избирательной кампании 1993 года и выборов 12 декабря.
Почему Центризбирком столь категорически отказывается публиковать полные цифровые результаты голосований, рискуя при этом даже полной потерей лица?
Почему распределение голосов по всем видам голосований столь разительно отличается от распределения голосов при любых голосованиях в демократических странах, включая страны Запада и "додекабрьскую" Россию?

Почему при проведении выборов были ликвидированы районные, городские и районные в городе избирательные комиссии и суммирование сотен, а то и тысяч участковых протоколов совершалось непосредственно в окружных избирательных комиссиях, причем на практике это производилось не самими членами избирательных комиссий (это было бы физически невозможно из-за объема работы), а так называемыми "рабочими группами", нарушение закона создавали сами главы региональных администраций?

Почему Совет Федерации первого созыва избирался, а не "формировался" из представителей местной исполнительной и законодательной власти, как это предусмотрено статьями 95 и 96 Конституции Российской Федерации?

На наш взгляд, всему этому существует только одно непротиворечивое объяснение. Переходя от фактов к их толкованию, мы, разумеется, вступаем в область предположений: не пой ман, как говорится, - не вор. Но попробуйте объяснить их по-другому!

Известно, что президент и правительство были крайне заинтересованы в скорейшем принятии новой конституции и формировании нового парламента, который не был бы препятствием на пути проведения президентской политики, таким, каким был разогнанный в сентябре - октябре 1993 года бывший Верховный Советю Однако организация и проведение в сжатые сроки выборов, обеспечели необходимой явки избирателей, что было в то время уже совершение ясно, были бы совершенно невозможны без помощи органов власти "субъектов" федерации, прежде всей исполнительной, то есть местных глав администраций. Очень важно было заинтересовать их лично в успешной проведении выборов. Такая заинтересованность и была найдена в объявлении выборности первого состава Совета Федерации

Одновременно главам местных администраций была предоставлен полная возможность на практике взять процесс выборов под свой контроль. Для начала была установлена высокая норма сбора подписей для выдвижения кандидатур в Совет Федерации, недостижимая для "рядовых" кандидатов, не имеющих в своем распоряжении таких рычагов, которые имеют главы администраций.

Затем главам администраций была предоставлена бесконтрольная возможность самим организовывать подведение итогов выборов, переноса подсчетов из промежуточных комиссий в окружные, которые без помощи глав администраций, созданных ими "рабочих групп" такой работой справиться были не в состоянии. На практике это стало прямым приглашением к подтасовке результатов выборов. Оно было еще усилено тем, что ЦИК установил беспрецедентно короткие сроки хранения выборной документации. Фальсификаторы могли обоснованно надеяться, что концы скоро будут упрятаны в воду. Что и произошло

Справедливости ради отметим, что так обстояло дело не везде. Там, где демократические традиции уже достаточно окрепли - в обеих столицах, на промышленном Урале, кое-где в Западной Сибири и на Дальнем Востоке, - члены окружных избирательных комиссий не были полностью отстранены от работы с участковыми протоколами и могли осуществлять определенный контроль за подведением итогов голосования. Но вот что любопытно: во многих таких регионах главы администраций либо вообще отказались от участия в выборах, либо их проиграли. Распределение голосов в этих регионах, полученное по описанной методике, выглядит совершенно так же, как соответствующие картинки с любых западных выборов. И еще: почти во всех этих регионах, исключая обе столицы, где политическая активность традиционно высока, явка избирателей составила менее 50 процентов. "Избыточных" избирателей, доводивших явку до 90 процентов, здесь как ветром сдуло.

Таким образом, определяющим в разрешении "загадки" 12 декабря было голосование по выборам в Совет Федерации.

После того как собственные выборы были обеспечены, перед фальсификаторами вставала дополнительная проблема. Поскольку каждому избирателю выдавалось не по одному, а по четыре бюллетеня, то надо было решать, в чью пользу подбрасывать или приписывать остальные три. На наш взгляд, решение принималось исходя из трех основных "принципов".

Первый - это простота фальсификации. Можно было бы, конечно, равномерно или пропорционально распределить лишние голоса между различными партиями или кандидатами, но это требовало большой работы- ведь необходимо было согласовать между собою несколько итоговых протоколов, чтобы неувязки не вылезли при их сопоставлении. Для этого не было ни времени - сроки отчетности подпирали, - ни умения. Проще было списать лишние голоса на какую-нибудь одну партию или кандидата.

Второй - правдоподобность приписок, хотя бы минимальная. Нельзя же было, например, списать весь излишек "партийных" голосов на какое-нибудь никому не ведомое "Достоинство и милосердие".

И последнее - по порядку, но не до значению - это политические пристрастия фальсификаторов. Как мы уже видели, больше всего выиграли от приписок три оппозиционные партии. В сельских районах это была Аграрная партия, в городских -ЛДПР и КПРФ. "Реформаторы" от приписок практически ничего не приобрели, более того - потеряли. Мы видели, как количество поданных за них голосов не только не увеличивалось, но снижалось по мере роста "явки" (теперь уже это слово мы можем спокойно ставить в кавычки). Происходило это снижение прежде всего вследствие того, что бюллетени, поданные за неугодных демократов, переводились в разряд недействительных.

Для полноты стоит заметить, что в отдельных регионах "дополнительные" голоса сбрасывались и на счет других партий, кроме пресловутой тройки АПР-КПРФ-ЛДПР. Кое-где это был ПРЕС, набравший в Туле 48,5, в Кабардино-Балкарии -31,5, в республике Алтай - 26,5 процента голосов пришедших на выборы избирателей. В Ингушетии 71,2 процента получила партия Травкина, а в Курганской области и Приморье аномально много избирателей голосовало за "Женщин России"

Что касается фальсификаций при голосовании по проекту конституции, то они повсеместно происходили только против принятия конституции.


Размеры катастрофы

Как мы видели, под скальпелем беспристрастного математического анализа обнаруживаются фальсификации, которые сами фальсификаторы, надо полагать, считали надежно скрытыми от общественности. Такой анализ позволяет не только обнаружить сам факт фальсификации, но и оценить, хотя бы приблизительно, ее размеры. Повторим: к сожалению, теперь, когда избирательные документы уничтожены и проверки невозможны, в суд с этим не пойдешь. Но историки и, главное, политики, занятые подготовкой следующих выборов, должны эти факты знать и учитывать.

Расчет показывает, что общий объем фальсификаций (подброс бюллетеней, приписки в протоколах, незаконное давление на избирателей, особенно эффективное в сельских районах) составил не менее 9-11 миллионов бюллетеней по каждому из голосований. Таким образом, результатом фальсификаций стал каждый пятый официально признанный действительным бюллетень.

В отдельных местах подлоги достигали и куда больших размеров. Оценки показывают, например, что в Камешкирском районе Пензенской области против конституции было добавлено около 60 процентов голосов списочного состава избирателей. В итоге против конституции "проголосовало" 67,5 процента от списка. Ровно столько же проголосовало за "опнозиционные" партии (66,8 процента) и за уже знакомого нам главу областной администрации Анатолия Ковлягина (66,5 процента).

Из 88 "субъектов" федерации, в - которых проходили выборы, фальсификации не затронули или затронули слабо лишь 10-12 регионов.

Основной вклад в фальсификацию внесли, насколько можно судить, окружные избирательные комиссии (примерно две трети общего объема подтасовок), остальное приходится на участковые комиссии.

Что касается Центризбиркома, то анализ имеющихся данных позволяет определенно выявить всего одну сделанную им прямую подтасовку - в связи с итогами голосовании по 166-му Серовскому избирательному округу Свердловской области. Гораздо важнее, однако, не прямое участие ЦИК в фальсификации, а то явное и неявное, как сказали бы юристы, "заранее обещанное" укрывательство, которое оказывал ЦИК подтасовкам на всех необъятных просторах матушки-России

Еще в марте 1994 года рабочая группа по исследованию выборов и референдумов в своем докладе Администрации Президента РФ приводила оценки масштабов фальсификации результатов декабрьских выборов, которые сегодня если и могут быть уточнены, то лишь незначительно. В докладе приводилось количество мандатов, которые должны были бы получить по партийным спискам различные избирательные объединения при честном подсчете результатов в сравнении с тем количеством мандатов, которое им было фактически "выделено".

"Выбор России": 58 мандатов вместо полученных 40. ЛДПР: 36 вместо 59. КПРФ: 28 вместо 32. "ЯБЛоко": 23 вместо 20. "Женщины России" : 19 вместо 21. ПРЕС: 18 (получено тоже 18, единственная партия, которая от фальсификаций, в среднем, ничего не выиграла и не проиграла). ДПР: 17 вместо 14. АПР: 14 вместо 21. РДДР: 12 вместо нуля. Всего "реформаторы" ("Выбор России", "ЯБЛоко", РДДР) получили бы по партийным спискам 93 мандата против 78 у ЛДПР, КПРФ и АПР (а не 60 против 112, как получилось), и вся история Пятой Государственной думы была бы совершенно иной.

Таким образом, Россия вовсе не "сдурела", проголосовав за Жириновского. Фальсификация результатов выборов резко исказила отображение реального политического спектра России в зеркале Федерального собрания. Непонимание этого сыграло в политической жизни страны роковую роль: многие ведущие политики, президент в первую очередь, вольно или невольно начали приспосабливать свои программы и поведение под "новое", якобы радикально изменившееся настроение избирателя. В результате если не избирательская, то "политическая" Россия начала действительно праветь, что и завершилось в конце 1994 года чеченской катастрофой.

Выборы 12 декабря 1993 года - это скрытый государственный переворот, совершенный региональной номенклатурой, до сих пор сохраняющей на местах свое влияние и поддержанной антиреформистскими силами в центре.

Роковую роль в декабрьских голосования и их последствиях сыграл и нереалистический высокий барьер явки, установленный для принятия конституции. Поскольку большой активности избирателя обоснованно не ожидалось, это усиливало зависимость центральной власти от местных глав администраций, способных "обеспечить" необходимую явку. Это же обстоятельство объясняет и те странные инертность и равнодушие, которые проявили и президент, и демократы, когда год назад на фальсификацию было указано открыто. Они боялись, что опротестование результатов голосований поставит под удар и факт принятия конституции, с которой они связали свою политическую судьбу.

В результате - хоть и по диаметрально противоположным мотивам -"реформаторы" и "оппозиционеры", демократы и коммунисты сошлись в страстном желании замолчать сам факт фальсификации выборов. К сожалению, их соединенным усилиям противостоять не мог бы никто.

Формально опасения демократов были обоснованны. Установленная высокая планка явки на голосование по конституции, видимо, действительно не была преодолена. Но это означает лишь снижение политической активности населения, а отнюдь не радикальное изменение политических настроений электората. В тех регионах, где фальсификаций не выявлено, за конституцию проголосовало от 75 до 80 процентов пришедших к избирательным урнам Факт, который российским политикам тоже необходимо учитывать при построении их политической и избирательной стратегии.


Выборы не за горами

Законодательство, по которому будут проходить новые выборы в Федеральное собрание, пока окончательно не принято. Однако во всех обсуждаемых и голосуемых в Думе проектах избирательных законов практически нет барьеров на пути фальсификаций.

Законопроекты не предусматривают обязательной публикации полных сводных таблиц - участковых районных и так далее - результатов голосования. Без таких публикаций, позволяющих каждому желающему проанализировать итоги выборов, мы никогда не сможем быть уверенными, что состав депутатского корпуса -действительно результат народного волеизъявления, а не результат гласного или негласного сговора "начальников". Николай Тимофеевич Рябов вновь откажется оглашать результаты выборов, сославшись на отсутствие соответствующего закона.

Более того, указом Президента РФ от 23 августа 1994 года предусматривается создание так называемой Государственной автоматизированной системы "Выборы", которая будет обслуживаться всемогущей спецслужбой ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ). Система эта представляет собой около трех тысяч связанных между собою в единую электронную есть "режимных" комнат, где в строгой тайне от общественности будут суммироваться участковые протоколы. Нетрудно понять, что будет собой представлять такое "суммирование" на практике.

Закон также не предусматривает никакой регламентированной процедуры аннулирования результатов выборов в случае обнаружения фальсификаций. Недавно это было продемонстрировано в Липецке, где суд признал установленным наличие фальсификаций при выборах главы местной администрации Наролина, но отказался аннулировать их результаты именно ввиду отсутствия соответствующей, законом определенной процедуры.

В Уголовном кодексе нет установленных мер ответственности за утаивание от общественности результатов выборов.

Избирательное законодательство должно быть дополнено. Подсчет голосов обязательно должен быть доверен только избирательным комиссиям и происходить в присутствии наблюдателей. Никакие "рабочие группы" не должны быть допущены к избирательным материалам до завершения подсчета. Сами избирательные комиссии должны формироваться демократически, скажем, так, как формируется в судах корпус присяжных заседателей. Назрела необходимость создания и законодательного закрепления общественных наблюдательных советов, которые будут осуществлять как контроль за проведением выборов, так и выборочную проверку их итогов.

Возможно, кто-то из депутатов Думы сейчас не хочет этого, полагая, что предстоящие фальсификации будут в их пользу. Опасное заблуждение. Никто не может сказать с уверенностью, что он не окажется следующей жертвой.

Но уж общественность-то в любом случае должна быть настороже. Ей точно предстоит быть жертвой очередной фальсификации, если сама она вовремя не вмешается в организацию и подведение итогов выборов. Пока еще не поздно. Но предвыборные часы уже запущены.


© 2002г. "Информ-С"