Гражданский Форум в Самареwww.forumsamara.ru

"Голос"
Кронид Любарский. Cтатья из журнала "Новое время" № 7 1994 г.

Фальсификация.

Неверно, что реформаторы потерпели на выборах 12 декабря сокрушительное поражение. Неправда, что Жириновский помог принять конституцию. Избирателей просто грубо обманули...

Поразительно, что российская пресса не бьет во все колокола тревогу. Со времени "потрясших мир " выборов 12 декабря прошло уже два месяца, а мы до сих пор не знаем их результатов! Единственное, что было официально опубликовано в "Российской газете" от 2Х декабря 1993 года, -это постановление Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Российской Федерации от 25 декабря 1993 года, предварявшее список фамилий избранных в Федеральное собрание депутатов.

Первым пунктом этого постановления выборы депутатов Государственной думы по общефедеральному избирательному округу и по 219 одномандатным округам признавались действительными. Примечательно, что ничего не было сказано о том, признаны ли действительными выборы депутатов Совета Федерации. Тем не менее сразу вслед за постановлением ЦИК были напечатаны один за другим списки депутатов обеих палат.

Вторым пунктом было объявлено, что сообщение ЦИК "об общих итогах выборов депутатов" будет опубликовано в печати. Это благое намерение не выполнено до сих пор. Есть основания полагать, что и не будет выполнено. Поразительно, но факт: итоги первых демократических многопартийных выборов в высший законодательный орган великой державы стали наиболее охраняемой государственной тайной. Прецедента этому в мировой истории не существует.


Тайные выборы

Никто так и не знает, сколько избирателей проголосовало, например, в 116-м (Мурманском) избирательном округе за избранного там в Государственную думу министра иностранных дел Андрея Козырева, а сколько отказало ему в доверии. Точно так же приходится лишь гадать о масштабах сокрушительной победы Владимира Жириновского в 114-м (Щелковском) округе. И так далее, и тому подобное. Мы охотно верим ЦИК, что уважаемые депутаты получили всенародную поддержку, но хотели бы, кроме честного слова председателя и секретаря ЦИК, увидеть еще и цифры. Хотя бы для того, чтобы поразмышлять над ними, дать социологам пищу для анализов.

Тем более что утвержденное указом президента № 1557 Положение о выборах обязывает Центризбирком опубликовать такие данные "в течение 10 дней по их получении, но не позднее чем через месяц после) проведения выборов" (ст.40). Эту свою обязанность Центризбирком не выполнил.

Тем не менее ЦИК не был распущен как не справившийся со своей задачей. Напротив, указом президента № 2227 от 20 декабря временный ЦИК, созданный специально для выборов 12 декабря, был преобразован в постоянно действующую Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Засекреченность результатов выборов уже сама по себе должна была бы послужить основанием для их опротестования в судебном порядке и даже отмены. К сожалению, закона, на основании которого это могло бы быть сделано, не существует.

Молчит об этом Конституция Российской Федерации. Невероятно, но факт: в этом важнейшем документе отсутствует даже раздел "Избирательная система". Выборам посвящена единственная статья 32, где лишь декларируется право граждан избирать и быть избранными.

Нет и, по-видимому, не скоро будет принят и федеральный закон о выборах. Сейчас в комитетах Думы лишь обсуждается необходимость и порядок его принятия. Единственный документ, трактующий эти вопросы, - это введенное президентским указом Положение о выборах депутатов в 1993 году. Положение это, однако, не предусматривает каких-либо правовых последствий сокрытия от избирателей результатов выборов. Единственное, что там можно отыскать (ст.47), так это ответственность должностных лиц, совершивших подлог "или допустивших иные нарушения законодательства".

Но мы сейчас не жаждем крови Николая Рябова, а хотим всерьез разобраться, что же именно произошло в Росии 12 декабря. Понято - зто жизненно важно для нашего будущего. Постараемся поэтому собрать по крохам и осмыслить всю имеющуюся информацию, какой бы неоднородной и неполной она ни была. За неимением опубликованных цифр приходится иногда пользоваться неопубликованными, однако полученными из вполне достоверных источников.

Поразительный результат такого анализа состоит в том, что утвердившиеся на страницах печати и в других средствах массовой информации представления о результатах выборов 12 декабря чрезвычайно далеки от действительности.

Николай Рябов, может быть, единственный человек, знающий тайну российских выборов.

Предположить, что неверны сами исходные посылки, что избирателям и читателям преподносятся искаженные, урезанные, а подчас и полностью фальсифицированные данные, естественно, не могли ни те ни другие, особенно по горячим следам событий.

Сейчас, когда пыль улеглась и краешек правды начинает показываться на свет, выясняется картина неожиданная. Картина эта удручающая, но в то же время, как ни парадоксально, и существенно более благоприятная для нашей страны, чем это предполагалось.
И то уже хорошо. Мы этим не избалованы.


Избиркомы, не способные считать

Стоит, пожалуй, начать с того, что на выборах 12 декабря впервые за историю российских(советских) избирательных кампаний была резко, изменена система подсчета голосов.) Ранее пирамида избирательных комиссий была проста и логична. В самом низу располагались участковые избиркомы, над ними стояли районные и городские избирательные комиссии. Они суммировали несколько десятков протоколов, поступаюших из участков. Следующий этап составляли избиркомы субъектов федерации, которые и свою очередь суммировали небольшое количество городских и районных протоколов. Наверху находился Центризбирком, который сводил воедино 88 (или 89) протоколов из областей, краев, республик и так далее. Говорят, что тогдашний бессменный председатель ЦИК Василий Казаков делал это самолично на костяшках канцелярских счетов.

Действительно, сделать это было несложно. На каждом этапе работы она мола быть повторена, перепроверена любым членом соответствующей избирательной комиссии.

На выборах 12 декабря исчезли районные и городские избиркомы. Все составленные на участках протоколы направлялись прямо в окружные избирательные комиссии. При среднем количестве избирателей в округе около полумиллиона это означало, что окружной комиссии надо было обработать от 3 до 3,5 тысячи протоколов.

Сделать это в одиночку ни одному члену окружной комиссии не под силу, не говоря уж о перепроверке. К тому же окружные комиссии создавались на непостоянной основе, не хватало собственного штата, они почти целиком зависели от милости местной администрации. Поэтому в нарушение как утвержденного президентом Положения о выборах, так и вопреки всей мировой выборной практике суммирование данных участковых протоколов приводили не члены избирательных комиссии, а специально созданные администрацией суб ьекгов федерации так называемые "рабочие группы". Рабочие группы формировались простым назначением, которое производил глава местной администрации. Они и выполняли всю работу, а члены окружных комиссий лишь "знакомились" с се результатами.

Примерно то же самое происходило и в Центризбиркоме, только там картина была еще более ужасающей. Дело в том, что забота по подведению итогов выборов проводилась как бы в дни приема. Задачей окружных комиссий было получение лишь предварительных речультатов. Окончательный подсчет результатов выборов путем суммирования всех участковых протоколов в соответствии со "Положения о выборах" взяла на себя Центральная избирательная комиссия, в которую постепенно, в большинстве случаев с большими задержками, стали поступать первичные протоколы участковых комиссий. Всего по России было образовано 95 тысяч избирательных участков. Именно такое количество протоколов и предстояло просуммировать членам ЦИК.

Ясно, что эта геркулесова работа никому из них не под силу. Поэтому я здесь был создан некий "рабочий аппарат", который и производил все подсчеты. Члены ЦИК от этого процесса были полностью отстранены. Аппарат находился в распоряжении лишь верхушки Центризбиркома: его председателя Николая Рябова, его заместителя Иванченко и секретаря Загуляева. Да и они, плохо знакомые с техникой введения в компьютерную базу данных, едва ли могли осуществлять эффективный рабочий контроль.


Рабочий аппарат как гарант конституции

Рабочий аппарат ЦИК формировался стремительно и на 90 процентов состоял из членов аппарата бывшего Верховного Совета, которые перебегали в ЦИК буквально под звуки орудийной канонады. Там их "трудоустраивали". Это были лучшие, надежные, проверенные люди: из орготдела Верховного Совета, из личного аппарата Хасбулатова.

Рабочие группы окружных комиссий, как уже говорилось, формировались главами местных администраций, которые, кстати, почти повсеместно баллотировались сами, в большинстве своем - в Совет Федерации. Следует заметить, что в апреле 1993 года во многих регионах главы администрации были заменены: назначенные президентом главы уступили место выбранным или назначенным по предложениям местных советов (Брянская, Воронежская, Курская, Орловская, Пензенская, Смоленская, Тамбовская области, Краснодарский край и другие).

Пример Краснодарского края особенно красноречив. Здесь окружную избирательную комиссию возглавлял человек, вся карьера которого проходила параллельно карьере главы администрации Краснодарского края Николая Егорова. Назначение его в окр.избирком также было произведено по инициативе Егорова. Сразу после назначения новоиспеченному председателю была предоставлена квартира бывшего главы администрации Краснодарского края Дьяконова. Пикантность ситуации придает то, что на выборах в Совет Федерации Егоров и Дьяконов конкурировали друг с другом.

Рабочая группа краснодарского окричбиркома, производившая подсчеты, разумеется, была также сформирована лично Егоровым. Он же постоянно контролировал ее работу. Когда после протеста ЦИК председатель окризбиркома был все же смещен, его сменил другой выдвиженец всесильного главы администрации.

Забегая вперед, приведем некоторые итоги голосования по Краснодарскому краю. Николай Егоров, разумеется, "победил" Дьяконова и был избран в Совет Федерации. Что касается выборов в Государственную думу, то там результаты выборов не менее интересны. В качестве независимого кандидата здесь баллотировался известный всему краю популярный хирург Оноприев. Так вот, оказалось, что из 300 тысяч избирателей, принявших участие в голосовании, 200 тысяч почему-то опустили в урны "недействительные" бюллетени. "Испорчены" они были все одинаковым образом: в них были отмечены не один, как полагается, а два кандидата. Нужно ли пояснять, что одним из этих двух всегда был Оноприев, а вторым - кто-то из остальных кандидатов? Краснодарский пример, разумеется, экстремальный (по нему даже прокуратурой возбуждено уголовное дело), но и в других регионах картина в общих чертах такая же.

Что же касается участковых избирательных комиссий, то их состав в основном не менялся с конца 70-х годов. Люди, пришедшие в комиссии в 90-е годы, в последние месяцы энергично оттуда вытеснялись - сначала усилиями местных советов, а потом и глав местных администраций.


"Дефектная ведомость"

Когда в Центризбирком начали поступать первые из 95 тысяч протоколов участковых комиссий, выяснилось, что каждый пятый или шестой протокол попадает в дефектную ведомость: в них отсутствовали те или иные данные, нужные суммы не сходились. Такие протоколы требовалось отправлять назад для корректировки, что заняло бы недели, а то и месяц.

Столкнувшись с этим, ЦИК был вынужден принять в качестве окончательных те предварительные данные, которые содержались в избирательных телеграммах окр.избиркомов. Эти данные и легли в основу расчетов, по которым в конце концов и были составлены списки "прошедших" депутатов, опубликованные в официозной "Российской газете" 28 декабря.

Здесь следует заметить, что первые обобщенные данные от окружных комиссий по федеральному избирательному округу начали поступать только 14 Декабря, через два дня после выборов. Основная масса их поступила много позже. Само по Себе это тоже беспрецедентно.

Общеизвестно, что чем дольше затягивается подсчет голосов, тем больше возможностей для манипуляций и фальсификации. Поэтому в мировой практике принято, что первые результаты (которые потом в долях процента могут уточняться) должны быть получены максимум на следующий день, а лучше всего - в первую же ночь после выборов. На первых российских президентских выборах результат был известен уже в третьем часу ночи.

Одновременно с принятием решения о подведении итогов по предварительным телеграммам окр.избиркомов деятельность рабочего аппарата ЦИК была строго засекречена даже для самих членов ЦИК, как с совещательным, так и решающим голосом. Сопоставить результаты подсчетов одних и тех же данных в округах и в центре стало невозможно. Решение о засекречивании было принято руководством аппарата, однако трудно поверить в то, что это было сделано без ведома председателя ЦИК.

Тайные выборы в Федеральное собрание действительно стали тайными. Для всех, включая членов ЦИК, соревнующиеся на выборах партии и самих избирателей.


Пропавшая грамота

Результаты титанической деятельности аппарата ЦИК до сих пор хранятся в секрете (если, конечно, эта деятельность завершена). Ни в одном официальном документе, касающемся выборов по партийным спискам, нет вообще ни одной цифры. Сколько процентов набрала та или иная партия, как производился подсчет, почему для объединений с "регионализированными" списками кандидатов получили мандаты представители тех, а не иных регионов вы будете тщетно искать ответы на эти вопросы. Все опубликованные цифры - результат неофициальных оценок, в разных газетах они значительно отличаются друг от друга.

Запросы об этом представители "Выбора России" неоднократно направляли в Центризбирком. Запрашивал представитель "Выбора России" в ЦИК Александр Собянин, руководители "Выбора " Сергей Копалев и Аркадий Мурашов.

Сначала обеспокоенных "выборос-сов" просили подождать, ибо на подведение итогов ЦИК дается месяц. Когда месяц прошел, началась работа Федерального собрания и интересующимся стали отвечать, что все данные они смогут получить в мандатной комиссии, куда, дескать, и переданы все материалы.

Мандатная комиссия впервые собралась в начале февраля. Она еще не располагает ни аппаратом, ни какими-либо техническими нот можностями. Однако известно, что никаких итоговых материалов мандатной комиссии пока не передано, за исключением толстой пачки жалоб и заявлений. Надеяться, что деятельность думской мандатной комиссии, возглавляемой космонавтом-коммунистом Виталием Севастьяновым, будет более успешной в дальнейшем, едва ли возможно.

Что касается других избирательных объединении, то они, насколько известно, своей обеспокоенности "тайными выборами" не высказывали. Выражал некоторое недовольство Сергей Шахрай, по данным которого ПРЕС должна была получить на несколько десятых процента голосов больше, но и он не стал настаивать на проверке.

Закономерен вопрос: должно же было состояться заключительное собрание Центризбиркома, на котором в торжественной обстановке следовало утвердить окончательный протокол комиссии, содержащий все итоги выборов? Пусть опубликованное постановление ЦИК никаких цифр не содержит, но в протоколе-то, который где-то хранится, они должны быть? Александр Собянин, член ЦИК с совещательным голосом, рассказывает следующую детективную историю, свидетелем и участником которой он был.

Опубликованное в "Российской газете" Постановление ЦИК № 155, которым утверждаются списки депутатов Федерального собрания, датировано 25 декабря 199З года. Между тем утром этого дня на запросы членов ЦИК был дан ответ, что никакого утреннего заседания ЦИК не планируется. Вместо этого на час дня была назначена встреча Николая Рябова с руководителями тринадцати избирательных объединений. Встреча была короткой. Лидерам раздали папки с сообщениями о том, кто сколько набрал процентов голосов по общефедеральному округу и кому сколько мандатов полагается. После этого всех пригласили в кабинет заместителя председателя ЦИК Александра Иванченко на бокал шампанского, а затем собравшиеся мирно разошлись и помещения ЦИК опустели.

После публикации постановления ЦИК (28 декабря) заинтригованный Собянин спросил Иванченко, в котором же все-таки часу состоялось историческое заседание ЦИК и можно ли получить его протокол. Ответ был туманным: заседание состоялось утром 25-го, но протокола пока пет, так как протокольный отдел слаб и подготовит все не ранее чем через две недели. Не удовлетворившись ответом, Собянин отправился к секретарю ЦИК Загуляеву и задал ему тот же вопрос. Ничего не подозревавший Загуляев сказал: ну как же, ведь вы были днем на встрече, вот сразу после нее мы все собрались на минутку и быстренько все порешили, а протокола пока действительно нет.

К этому следует добавить, что ни один из опрошенных членов ЦИК, даже с решающим голосом, тоже так и не смог сказать, когда состоялось итоговое заседание и было ли оно вообще.

Что касается протокола заседания, то пока не удалось найти ни одного человека, который бы его видел. Сейчас члены ЦИК отсылают за ним интересующихся в мандатную комиссию (см. выше).

Сходная судьба постигла и голосование по конституции. Результаты его были утверждены 20 декабря на торжественном заседании ЦИК (уж тут-то оно состоялось!). Принятое па этом заседании постановление (№ 142) было опубликовано с задержкой почти на педелю.

Общий итог голосоваиия но Российской Федерации, слава богу, приведен, однако данных о том, как распределяются голоса "за" и "против" конституции по регионам, так никто и не видел, включая самих членов ЦИК.

Так завершились исторические выборы и великой державе, положившие начало новой российской государственности.


"Все подвергай сомнению"

Неудивительно, что в таких условиях возникают сомнения в честности выборов, пссфальсифицированности их результата. И для таких сомнений, оказывается, есть немалые основания.

Пусть это звучит парадоксально, но первым основанием для сомнений являются сами результаты выборов: обвальное поражение демократов и взлет антиреформистских сил. Избирательная ситуация в России с апреля 1993 года почему-то радикально изменилась.

У социологов такие странные скачки вызывают серьезные подозрения. Но согласующимся между собою данным аналитиков, таких, как ВЦИОМ или Независимая информационно-аналитическая группа (бывший центр РФ-Политика), с 1989 года в России сложилась довольно устойчивая структура электората: в городах, например, около 70 процентов постоянно голосовали за реформистский курс. 20 процентов - за антиреформмстский, а 10 -против тех н других (это те. кто на президентских выборах 1991 года проголосовал за Жириновского).

Известен и "географический феномен", также проявившийся еще в 1989 году, когда севернее 55-й параллели избиратели в целом проголосовали против "секретарей обкомов", а южнее за них. Объяснение его довольно простое: север - это преимущественно промышленные города, настроенные реформистски. Юг это большие регионы более консервативного и легче управляемого сельского населения.

Разумеется, медленные изменения в пределах 15 процентов постоянно происходили: например, постепенно падало влияние реформистских сил в городах, где находятся предприятия ВПК, утрачивающие свое привилегированное положение. Но это были именно медленные изменения. Для катастрофических подвижек нужны и катастрофические причины, как этопроизошло, например, в Ингушетии, перешедшей от полной поддержки Ельцина на президентских выборах к полному его отвержению на референдуме 25 апреля. Здесь катастрофической причиной стал ингушско-оситинский конфликт.

Никаких видимых причин для катастрофических изменений с апреля но декабрь 1993 года в России не было. Можно было бы, конечно, предположить, что такой причиной послужили события 3-4 октября. Однако именно в Москве, где эти события разворачивались, в которые были лично вовлечены многие москвичи, никаких перемен в настроениях электората не произошло. Именно здесь "Выбор России" нашел наибольшую поддержку, здесь соотношение реформистских и антиреформистских сил осталось на прежнем уровне. А вот уже в спальных районах той же Москвы, за кольцевой дорогой, в Московской области, уровень поддержки реформаторов скачком опустился на -15 процентов. На 15 процентов усилились позиции антиреформаторов в Вологодской области, на 12 - в Кировской, на 11 - в Тульской, на 10,5 - во Владимирской, на 10 - в Ивановской и так далее. Почему бы это?


Сомнения подтверждаются

Имеются данные независимых наблюдателей с более чем 100 избирательных участков Московской области (Подольский, Орехово-Зуевский, Щелковский и другие округа - кстати, именно в Щелковском округе победил Жириновский). Если просуммировать доставленные наблюдателями протоколы участковых комиссий по этой весьма представительной выборке, то результаты отличаются от данных, показанных соответствующими окружными комиссиями, на 15 процентов. Вес отличия - в пользу КП РФ и ЛДПР, в отдаленных районах (Шатура) - в пользу аграриев.

В Троицке Подольского района, городке с сильными позициями демократической интеллигенции, где баллотировался известный "выбо-росс" Анатолий Шабад, возникли серьезные сомнения, когда оказалось, что, по данным окр.избиркома, здесь на первое место вышел жириновец Соколов, а сам Шабад занял лишь третье место. Группа поддержки Шабада добилась проверки и было обнаружено, что по непонятной причине строчки "Выбора" и ЛДПР в итоговой таблице были переставлены. В результате пересчета мандат у Соколова был отобран, он достался представителю "ЯБЛока".

Такая же картина обнаружилась в Троицке и при подведении результатов по общефедеральному округу.

В Тульской области при происходивших одновременно выборах в областную думу удалось добиться пересчета результатов на шести участках. В пяти были обнаружены фальсификации, каждый раз не в пользу реформаторов.

В Липецке установлен факт фальсификации выборов в Совет Федерации местного главы администрации Наролина. После этого фальсификатор- член участковой комиссии была с санкции прокурора арестована.

Разумеется, немалую роль сыграли и чисто технические ошибки. Особенно много их было в первичных избирательных телеграммах - тех самых, кстати, которые, как уже говорилось, в конечном счете послужили основой для распределения депутатских мандатов. Не отставал и рабочий аппарат ЦИК. Бывало, что операторы при вводе данных в компьютер добавляли лишний ноль, изменяя результат на целый порядок, данные из одного региона забредали в другой (например, из Свердловской области в Дагестан). В результате возникали удивительные ситуации почти стопроцентной явки избирателей (Амурская и Пензенская области), превышение числа проголосовавших над числом явившихся (Таганрог) и так далее. Столь очевидные ошибки впопыхах были исправлены, но сколько прошло незамеченных?

Однако систематическая направленность большинства таких несоответствий вызывает определенные подозрения в их преднамеренности.


Избирательные парадоксы

Есть ситуации совершенно необъяснимые, например в Ингушетии, где 78 процентов избирателей проголосовало за ДПР. Если бы столь мощные симпатии были отданы "Гражданскому союзу", это было бы понятно, ибо именно от этого избирательного объединения баллотировался здесь президент Ингушетии Руслан Аушев. Откуда тут симпатии к малопопулярным в России травкинцам, едва преодолевшим 5-процентный барьер? Не в результате ли как раз мощной "ингушской поддержки" барьер этот ДПР вдалось преодолеть? "Гражданский союз" не возражал - его все равно ничто уже не спасало.

Другой пример: почему половина Тулы проголосовала за ПРЕС? С чего бы это местные скотоводы именно в этой партии увидели выразителя своих интересов? Судя по предвыборным заявлениям Шахрая, ПРЕС - это партия преимущественно русских областей и краев, но именно там ее успехи весьма скромны. Прошла 5-процентный барьер ПРЕС в основном за счет национальных республик, по большей части тех, где преобладает сельское население (кроме Тувы Кабардино-Балкария, Алтай, Якутия, Бурятия и другие).

Кстати, красноярский исследователь Владислав Суховольский, специализирующийся, в частности, на математической обработке результатов выборов, проанализировал многочисленные факторы поддержки всех принимавших участие в выборах избирательных объединений. Исследовались данные по различным регионам с целью установить, наличие или отсутствие каких факторов обусловливает успех или поражение того или иного объединения. Выяснилось, что из всех 13 избирательных объединений только два - ПРЕС и "Гражданский союз" - не имеют никаких факторов поддержки. Суховольский называет их фиктивными политическими силами.


Коварные графики Парето

Упомянув об исследованиях Суховольского, нельзя не отметить разработанной им изящной методики выявления выборных фальсификаций, которая очень поможет при анализе "катастрофы" 12 декабря. Дело в том, что все процессы, так или иначе связанные со свободной конкуренцией, описываются довольно простыми математическими соотношениями, впервые открытыми знаменитым итальянским социологом Вильфредо Парето, главой так называемой лозаннской школы. Парето установил эти соотношения при анализе распределения числа людей с доходом, превышающим определенную величину. Впоследствии выяснилось, что такие же соотношения описывают, например, численность жителей и городах (без ограничений прописки) в зависимости от их порядкового места в списке, численность хищников в зависимости от их веса, частоту встречаемости определенного слова в отрывке текста наугад выбранной протяженности (закон Ципфа-Мандельброта), распределение по размерам числа кристаллов соли, выпадающих из солевого раствора (закон Лифшица-Слезо-ва), и так далее.

Аналогичный закон, который можно было бы назвать законом Суховольского, установлен им па основе детального изучения результатов выборон 1989- 9О годов в Красноярском крае.

На графике это изображается прямой линией, идущей сверху слева вниз направо. Если выборы проходили честно, то есть в условиях свободной конкуренции, как того требуют соотношения Парето, то точки, изображающие данные для каждого кандидата (избирательного объединения), точно лягут на эту прямую.

Так вот, если применить эту методику к результатам выборов 12 декабря, скажем, для избирательных участков в Москве, то точки для всех избирательных объединений почти идеально ложатся на такую прямую. Можно с уверенностью поэтому сказать, что в Москве, где наблюдение за выборами было четко организовано, фальсификаций не было и результаты выборов в целом точно отражают распределение избирательских настроений.

А вот, например, в Мурманске, где по одномандатному округу население убедительно проголосовало за Андрея Козырева, а но партийным спискам значительное число голосов отдало ЛДПР ("этого не может быть, потому что не может быть никогда!"), картина совершенно иная: на многих избирательных участках при голосовании но партийным спискам точки, соответствующие ЛДПР, резко отскакивают от прямой вверх. Если эти точки исключить, то идеальные прямые восстанавливаются. Вывод может быть только один: данные по Мурманской области в значительной степени фальсифицированы. На многих участках подброшены или приписаны дополнительные бюллетени в пользу ЛДПР.

Фальсификаторы обычно убеждены, что за руку их можно схватить только на месте преступления. Но математика - коварная штука и обнаруживает следы фальсификации там, где, казалось бы, кон цы давно спрятаны в воду.

К сожалению, пока подобному анализу удалось подвергнуть только часть данных - те, что удилось получить. В значительном числе случаев фальсификации бросаются в глаза. В большинстве своем это фальсификации в пользу ЛДПР, но есть также в пользу КПРФ и аграриев. Надо заметить, что фальсифицировать данные можно не только путем подбросов и приписок, но и путем принуждения избирателей к голосованию за то или иное объединение (при этом тоже нарушается требование свободной конкуренции). Известно, что в сельских районах такое не редкость.

Симптоматично, что фальсификаций в пользу "Выбора России" и других реформатором обнаружить пока не удалось. В этой связи интересно и такое наблюдение: существует очень четкая корреляция между явкой избирателей на голосование и суммой голосов, отданных за КП РФ, ЛДПР и аграриев, чем больше явка, тем больше и среднем эта сумма. Подобного эффекта социологи на честных выборах еще не обнаруживали. Однако при фиктивно "явке" - подбросс бюллетеней или принужденииименно такого эффекта и следовало ожидать.


Масштабы фальсификаций

Таким обрачом, мы последовательно обнаруживаем:
во-перкых, организация иыборов и подсчета голосов была такова, что создавала идеальные возможности для фальсификаций;
во-вторых, результаты выборов наводят на мысль, что такие фальсификации вполне могли быть;
в-третьих, апалш имеющихся, пусть и неполных данных показывает, что фальсификации действительно происходили.

По оценкам Сухонольского и Собянина, фальсификации имели место еще во время апрельского референдума. Тогда было фальсифицировано различным способом не менее 6,5 миллиона бюллетеней (по типу аптипрезидентского "нет-нет- да-нет"), а скорее всего - 8 миллионов (!). В декабре же масштаб фальсификаций был еще больше. При этом фальсификации накладывались на существенно меньшую явку избирателей, 58 миллионов против апрельских 68, и, следовательно, куда больше влияли на результат.

Фальсификация могла происходить -- и, по-видимому, происходила - на всех трех уровнях: участковых комиссий, окружных и Центризбиркома. Сейчас трудно устапонить,какая инстанция внесла в это дело больший вклад.

Пожалуй, стоит отметить и то, что причины фальсификаций тоже могут быть неоднородными. Разумеется, немалую роль сыграло прямое желание фальсификаторов добиться избрания антирсформистски настроенных депутатов. Произошло своеобразное "голосование" консервативных членов избиркомов и особенно назначенных к подсчетам незаконных "рабочих групп". Что ж, симпатии свои они продемонстрировали достаточно четко.

Но возможен и косвенный эффект, связанный с одновременным голосованием по конституции. На руководителей администрации оказывалось сильнейшее давление, дабы добиться "обеспечения" 50-процентной явки, необходимой для одобрения конституции. Администраторы, не желавшие "отвечать головой", по-видимому, старались так, как они это понимали по своему административному разумению. Но нельзя было добрасывать бюллетени только но конституционному голосованию, приходилось это делать и с бюллетенями но выборам в Федеральное собрание.

Явка была таким образом обеспечена (она, впрочем, была бы достаточна и без фальсификаций, но заранее этого никто знать не мог). Однако вставал вопрос, в чью же пользу бросать злополучные "дополнительные" бюллетени. За ненавистного Гайдара это было делать противно, за духовно близкого Зюганова - пока еще многим страшно. Но тут неожиданно возникает "третья сила", непредсказуемый Жириновский, на которого так легко списать излишки и одновременно насолить реформаторам, не навлекая на себя начальственного недовольства. Ведь на знаменитой "встрече политического Нового года" в Кремле на всю Россию было уже объявлено, что Жириновский победил.

Впрочем, это последнее соображение - в отличие от изложенных ранее фактов - лишь попытка реконструировать ход событий, догадка, возможно, несостоятельная.


Принял ли Жириновский конституцию?

Итак, оглушительный успех Жириновского и внуши гелын.ш коммунистов и аграриев, возможно, не так уж и оглушителен и внушителен. В свете этого стоит еще раз задуматься над смыслом того, что же произошло в России 12 декабря, какие отсюда можно и нужно сделать выводы. Теперь, когда первый шок прошел, у нас для этого появилось больше данных.

Широко распространено мнение, что президент и его последователи при всем при том многим обязаны Жириновскому: он и его электорат помогли принять конституцию, за которую в ходе предвыборной кампании кроме "Выбора России" безоговорочно выступал только Владимир Вольфович. Так, Андрей Грачев в опубликованной "Московскими новостями" статье "Кто поддержит президента" авторитетно заявляет: "Укрепил его престол Жириновский, великодушно и небескорыстно проголосовавший вместе со своей новой армией избирателей за конституцию и сильную президентскую власть".

Что ж, распространению такого заблуждения немало способствовало и само президентское окружение, в период, предшествовавший выборам, делавшее "стороннику конституции" Жириновскому авансы. Мне уже приходилось об этом писать.

Жириновский действительно делал заявления в поддержку конституции. Но факты свидетельствуют, что избиратели его новели себя совсем не так, как это полагает Андрей Грачев. Существует совершенно четкая корреляция между суммой голосов, набранных в том или ином округе коммунистами, аграриями и жириновцами, вместе взятыми, и количеством голосов, поданных против конституции. В большинстве случаен это даже не корреляция, а почти точное совпадение цифр. Вот, пожалуйста:
Воронежская область (явилось на выборы 1 177 442 избирателя). Против конституции проголосовало 61 006 человек, за КП, АН и ЛДПР, вместе взятые, - 591 243;
Карелия (307 107 человек). Против конституции 86 571, за КП, АН и ЛДПР 84191:
Орловская область (445 592). Против конституции - 250 090, за КП.АП и ЛДПР 264933;
Пензенская область (742 617). Против конституции - 435 965, за КП.АП и ЛДПР 421355;
Смоленская область (562 130). Прочив конституции 314 623, за КП, АН и ЛДПР 320101;
Хабаровский край (520 315). Против конституции - 147 843, за КП, АП и ЛДПР 150 603 и так далее.

В целом но России электорат этих трех партии лишь на какие-то 100 тысяч отличается от числа проголосовавших против конституции (а это целых 23,4 миллиона голосов!).

Таким образом, голосование за Жириновского было во всех смыслах голосованием "против", кто бы это голосование ни производил - на самом деле избиратели или члены избиркомов и "рабочих групп". Они продемонстрировали свое неприятие как курса реформ, так и конституции, невзирая на все "дипломатические" пассы своего лидера.

Так что господа демократы и те, кто укоряет их поддержкой Жириновского, могут не беспокоиться. Жириновскому реформаторы не обязаны ничем, а конституцией - меньше всего. Платить по долгам не потребуется.


Уменьшилась ли поддержка реформ?

И последнее - по порядку, но не по важности: насколько все же велико их в основном по поведению и заявлениям лидеров, по персональному составу "штабов" и так далее. Среднему же российскому избирателю, впервые столкнувшемуся с выборами "по партиям", приходится различать их друг от друга лишь по символам, ключевым словам.

Вне круга столичного истэблишмента, например. Демократическая партия России (травкинцы) ничем для избирателя не отличается от привычной, хорошо знакомой "Демократической России". Название почти то же самое. Провинциальные функционеры этих организаций и сами зачастую таких различий не проводят, работают вместе.

Еще любопытнее "грамматический" парадокс, связанный с "Выбором России". Вместе с этим знаменитым избирательным объединением в выборах участвовали еще и впервые появившиеся "Женщины России" и "Будущее России -Новые имена". Ключевое слово "Россия", да еще поставленное в одинаковом падеже, порождало и одинаковые ассоциации. Кто же из избирателей мог, например, предположить, что "Будущее России", составленное из совершенно неизвестных личностей, - это на самом деле ее комсомольское прошлое?

В результате возник удивительный парадокс: "ЖР" и "БР - НИ", как рыбы-прилипалы за акулой,следовали в струе избирательских симпатий за "Выбором России". В округах, где акции "Выбора" поднимались, поднимались и их акции, где успех "Выбору" не сопутствовал, мало голосов набирали и они.

Как демократические и реформаторские, безусловно, воспринимались избирателем также и "ЯБЛоко",ПРЕС и РДДР.

В результате все перечисленные партии, представлявшие в глазах избирателя курс реформ, набрали в сумме 50 процентов голосов или даже несколько больше.

Три антиреформистские партии вместе набрали 45,5 процента. Напомним, что на апрельском референдуме социально-экономическую политику президента не одобрили 44,6 процента, то есть практически столько же.

Сохранился и "географический" эффект: к северу от 55-й параллели и в крупных городах поддержка реформаторов сохранилась на прежнем уровне, достигая 65-75 процентов. Прежний высокий реформистский накал, как и в апреле 19УЗ года, не изменился и в декабре в Москве, Санкт-Петербурге, Перми, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске, Иркутске и других городах. Что касается ситуации южнее 55-й параллели, то там, в свою очередь, сохранились антиреформаторские тенденции, несколько усилившиеся в первую очередь в регионах, где произошла смена глав администраций, назначенных президентом, на назначенцев местных советов.

Так что симпатии избирателей к реформаторам вовсе не снизились, а если учесть фальсификации, то, возможно, и выросли.

Избиратели не виноваты, что у них на глазах некоторые партии, как наперсточники, передернули и вместо ожидаемых демократов-реформаторов в Думе оказались люди,резко реформам противящиеся. Приходится признать, что попытка проведения "партийных" выборов в атомизированной, в сущности, "беспартийной" стране провалилась. Вместо того чтобы содействовать формированию партий, выражающих политические интересы определенных слоев общества, выборы лишь содействовали возникновению политического разброда, неразберихи, подогреванию лидерских амбиций политиков, появлению в политическом спектре никого не представляющих политических маргиналов. Состав первого в России демократически избранного парламента оказался совсем не соответствующим действительной расстановке сил в обществе.

Беда состояла еще и в том, что демократические, или воспринимавшиеся как демократические, партии и объединения действительно конкурировали друг с другом, деля один и тот же кусок демократического пирога - электората. Их оппоненты, напротив, дополняли друг друга: коммунисты вербовали "непримиримую оппозицию" и городах, аграрии -- на селе, а "либерал-демократы" подбирали тех, кто считал, что "оба хуже", кто был настроен антиправительственно, но и коммунистов не одобрял.

Положение мог бы еще и некоторой степени исправить второй тур голосования, но он Положением о выборах предусмотрен не был.


Русский вопрос: что делать?

Печальнее всего,однако,то,что демократы и, похоже, сам президент поверили в свое поражение, подпав под влияние собственных заклинаний. Редкие трезвые голоса не слышны. Демократы начинают уже "корректировать" свою политику, приспосабливая ее к плохо расслышанному и плохо понятному мнению избирателей.

Ничего худшего в нынешних обстоятельствах сделать нельзя. Это называется политическим самоубийством.

Разумеется, единственно последовательным решением о сложившейся ситуации для президента было бы назначение независимой комиссии по проверке всех результатов выборов; аннулирование их в случае почти несомненного обнаружения их фальсификации, даже если при этом придется аннулировать и результаты голосования по конституции; корректировка проекта конституции с учетом выявившихся ее недостатков, прежде всего в области избирательной системы; полная ревизия положения о выборах как не оправдавшего себя; назначение новых выборов на основе пересмотренного положения и при современном техническом оснащении.

Ясно, однако, что эта "программа-максимум" едва ли в настоящее время исполнима. Президент на такой шаг не решится, его политические сторонники вряд ли ему это присоветуют. Их можно понять - оружие это обоюдоострое. Команда президента вряд ли сумеет воспользоваться им с должным в данных обстоятельствах искусством, а неловкие шаги могут привести лишь к опасной дестабилизации.

Поэтому в реальных условиях хочется лишь надеяться, что президент и его окружение преодолеют кризис воли, осознают, что политическая поддержка курса реформ и самого президента в стране не ослабла. Именно исходя из этого президенту и надо проводить свой политический и экономический курс, спокойно работать в прежде избранном направлении, не поддаваясь нажимам паникеров и тех, кто хочет использовать панику для достижения своих собственных целей. Малолегитимная, если не сказать больше, Государственная дума должна быть максимально отстранена от принятия политических решений, благо новая конституция создает для этого хорошие правовые возможности.

В противном случае с отказом от курса реформ, который, как выясняется, вовсе не отторгается избирателями, может рухнуть сама страна. Черномырдинские "коррекции" и в самом деле с железной неизбежностью откроют дорогу "Жириновскому", этому или похожему - неважно.


См. также: Фальсификация-2, Фальсификация-3


© 2002г. "Информ-С"