"Голос"
Людмила Кузьмина.

Грузинские хроники.

Пусть всегда мне будут в новость
...
Милой родины суровость
И неясность родины чужой
Б.Ахмадуллина

Ассоциация "В защиту прав избирателей "Голос" не впервые становится участником наблюдений над выборами в разных странах в составе международных групп наблюдателей. В Грузии, я и Андрей Борсуков, заместитель редактора газеты "Репортер" как представители "Голоса" наблюдали выборы в парламент Грузии.

Сама поездка и наблюдение в день выборов имели довольно сильный налет экстремальности.Мы ехали в Грузию, которая когда-то была частью большой и общей страны. Прошло более десяти лет нашего одиночества вдали друг от друга. Какими мы стали? Насколько мы не похожи, и что осталось общим? Что принесло это одиночество нашим странам и народам? Что мы помним друг о друге? Чем живем и как живем? Насколько далеко мы ушли друг от друга?

Десять лет - эпоха! Получалось, что ехали мы в уже чужую страну, и довольно малоизвестную. Надежда была только на воспоминания друг о друге.

Георгия, как гласила надпись на здании аэропорта, встретила нас синим, голубым, сизым цветом гор и неба. Горы уходили в небо снежными вершинами и сливались с облаками. Потом мы увидели Тбилиси, город, где дома врезаются в скалы, а резные, голубые и белые балконы исполняют свою мелодию. Водопады есть прямо в городе. В субботу начинался праздник "Тбилисобо"- день города. В этот день президент вручал грамоты передовикам, поздравлял с присвоением звания "Почетный гражданин Тбилиси". На центральной площади проходила ярмарка сельскохозяйственной продукции, боже мой, чего только здесь не было!

Предвыборный Тбилиси... Все, пригодные для наклейки, пространства города заняты портретами кандидатов. Упитанные, гладкие чиновники, люди в черных очках закрывающих пол-лица. Есть портреты во весь рост, руки в карманах брюкЕ Аскетичные лица здесь отсутствуют. Привычных глубоких по мысли и актуальных по содержанию изречений о спасении народа тоже достаточно.

Под названием избирательного блока "Новая Грузия" прячется старая советская партийная номенклатура в лице Э. Шеварнадзе. За блоком "Возрождение" стоит другая часть той же номенклатуры, но в лице А. Абашидзе, руководителя Аджарии.

По центральному проспекту Тбилиси медленно движется женщина, скрываемая плакатами о Сталине и Советском Союзе с описанием всех преимуществ. Как и у нас, люди, мало обращают внимание на предвыборный маскарад. Они спешат, торгуют, едут, едят. Телеканалы Тбилиси в предвыборной хронике сообщали о раскрытии в Мцхете заговора бывших военнослужащих армии экс-президента Гамсахурди. Заговорщики хотели "заминировать резиденцию президента Э.Шеварнадзе". Заговор заблаговременно, за сутки до выборов раскрыли... Шеварнадзе, медленный и мудрый усмирял своих граждан рассказами о светлом будущем Грузии и уточнял, что двигаться в светлое будущее надо медленно и осторожно, "а то шею можно свернуть", это только противники его хотят все и быстро. В стиле секретаря ЦК КПСС он проводил планерки на исторических раскопках, посещал школы, больницы и обещал свет и дешевый газ. В Грузию с выгодным договором пришли Российский Газпром и РАО ЕЭС. Телевещание в Тбилиси осуществляется на грузинском, английском, немецком языках. На русском языке выходят газеты, как нам пояснили, в основном оппозиционные.

Вечером мы сидели в маленьком ресторанчике - духане под голубым резным балконом дворца царицы Дареджан, расположенном прямо на подъеме в гору, который называется Винным. И была щемяще красивая, вечная и печальная песня дудуки (народный музыкальный инструмент) достигающая самых потаенных глубин души... И мужские голоса поющие - Тбилисо... Им помогает кларнет, доли, аккордеон. И хочешь - плачь, хочешь - веселись, можно одновременно. От тебя это уже не зависит - это зависит от музыкантов. С портретов 18-19 веков на нас смотрели русские генералы, наместники края, грузинские князья, последний Российский царь в окружении семьи.

Ночной Тбилиси - город почти без уличного освещения. Свет фар машин, витрин магазинов несколько разбавляют густую черноту южной ночи. В маленькой частной гостинице, районе Сабурлато, хозяин, одновременно и охранник и работник, не смог сразу вспомнить, что такое центральное отопление и уточнил: - "Это батареи? Нет, что вы его давно нет. Сейчас здесь только свет централизованный, и то после выборов его не будет. Все остальное вода, тепло от движка установленного здесь же в доме, при случае он же будет снабжать дом электричеством. Без движка нельзя." Вода в городе подается по расписанию, а может и не подаваться, электричество тоже. Дороги в Тбилиси вряд-ли ремонтировали в последнее десятилетие. Впечатление, что с 80-х годов во внешнем облике города мало что изменилось, хотя какие-то изменения есть. Витрины магазинов и их наполнение - это уже сегодняшний день.

Потом был "старый Тбилиси" - Мцхета, с храмами начала прошлого тысячелетия, смотревшими на нас, как смотрели они на всех прошедших за тысячелетия людей, поражая воображение простотой красоты. До пятого века Мцхета была столицей древней Иверии. Здесь в Мцхете, в месте слияния рек Мтквари и Арагви, произошло обращение Иверии в Христианство. Здесь находится одно из святых мест Грузии Светицховели - светоносный столп и животворящий крест внутри древнего храма. Отсюда весь нынешний Тбилиси как на ладони.

Из Тбилиси выезжаем в Аджарию. Это шестичасовой переезд через всю Западную Грузию к Черному морю. Серпантин дороги столь извилист, что сразу приходит в голову мысль о хрупкости человеческой жизни. Наш шофер Тамаз сообщил, что дорогу только перед выборами отремонтировали, по ней уже невозможно было ездить, оползни породы с гор преграждали и без того сложный путь. Названия населенных пунктов отражают все своеобразие грузинского языка, в словах все время преграды в виде согласных букв. Впечатление, будто струйки воды, стекающие с гор - гласные звуки стучат о камешки и камни согласных букв. Кхарагаули, Картли, Нахинчжаури, Цхинвали. Проезжаем Гори, родину нашего общего героя, Боржоми...

Долго едем по горному перевалу, проезжаем историческое, старинное место - поселения людей, где тысячелетия выделывают глиняную посуду. Начиная от мелких предметов до огромных глиняных бочек для вина, плетеные изделия - все это выставлено здесь на продажу у дороги.

Перед нами Чакви - родина грузинского чая. Чай здесь больше не выращивают.
Вдоль дороги женщины в платках повязанных совсем как на картинах русских художников - закрывая лоб, с грустными глазами и печальными лицами выставили плоды своих садов. За один лари (денежная единица) они готовы отдавать ведрами хурму, орехи, яблоки необыкновенной красоты и вкуса, виноград и киви. Здесь же продается горный мед, овечий и коровий ноздрястый сыр, с сильным характерным запахом он лежит огромными шарами. Разговорились... Продавать некому... Надежда на скупщиков и на еще более случайных покупателей проезжающих по горной дороге.

Собирают по 15-20 тонн мандаринов с одного огорода, около 300 килограмм с дерева. "Нет, русских очень мало приезжает в Грузию. Кто знал русский язык, стали забывать его". Узнав, что мы международные наблюдатели оживляются и так беспомощно и, совсем похоже, восклицают "помогите, пусть выборы будут честными, мы устали так жить. Они борются друг с другом, а до нас им дела нет".

А вот и условная, как нам объясняли, граница с Аджарией. Аджария, автономия Грузии, со столицей в Батуми. Здесь в качестве руководителя и "спасителя" свой герой, тоже советский партийный кадр - Аслан Абашидзе. Граница не совсем условная. Дорога перегорожена огромными бетонными блоками, миновать таможню невозможно. У нас долго проверяют паспорта, документы наблюдателей. На той стороне шлагбаума, уже в Аджарии нас ждут встречающие, страхуют возможность въезда. Нас могут и не пропустить, но есть договоренности... Было темно. Девочки-подростки торговали жареными каштанами на ниточке. Девочек было жаль, и пришлось купить каштаны. Оказалось это вкусно. Мужчина, услышав русскую речь, вначале опешил, потом кинулся к нам. Вместе со слезами его стали душить воспоминания о Советском Союзе, когда это была "моя страна, моя Россия, наш общий дом, а сейчас работы нет, денег нет, уехать он не в состоянии...". Он стал звать всех на ночлег, плакать и вспоминать.

Мы приехали в Кобулетти, городок на берегу моря. Он погружен в темноту. Гостиница, одно из зданий санатория оказалась на самом берегу. Мебель, утварь не менялись лет двадцать, стены от влаги мокнут, взбухают и осыпаются - отопления здесь тоже нет. Хозяйка рассказывает, что отдыхающих мало, русских нет, в этом году были отдыхающие из Армении. Город, где все было рассчитано на отдыхающих без работы. Базы отдыха пустуют и ветшают, туда заселяют семьи беженцев. Ранним утром мы поехали по своим участкам. Дороги оказались еще хуже, чем в Тбилиси, хотя в России таких дорог тоже не мало, как и печальных маленьких городков и поселков, где людям негде работать. Однако это наводило печаль и казалось, что мы достойны лучшего и для этого есть все. Почему так?

Наблюдение над выборами проходило совсем в экстремальной обстановке. В горах почти не работали сотовые телефоны, и мы оставались по одному на довольно далеко разбросанных друг от друга участках. Парни-студенты ВУЗов Батуми помогали нам в качестве переводчиков.

Люди с удовольствием подходили, общались и рассказывали печальные истории о жизни, о том, что не хотят войны, как в Абхазии и Чечне. В Аджарии больше распространен русский язык, больше знают Россию по вполне известным причинам. Соперничество между Тбилиси и Аджарией совершенно открытое. В Кобулетти и Батуми нашу машину с тбилисскими номерами постовые ГАИ и милиционеры останавливали для проверки через каждые сто метров. Самое большое количество рабочих мест в Аджарии по видимости именно в этих ведомствах.

Что в Грузии и Аджарии правят старцы советской закалки очень заметно. Здесь смешалось немного капитализма, много феодализма и советской социалистической риторики с ярко выраженным страхом движения вперед к развитию. Страну как будто погрузили в спячку. Государственных структур много и послушание в них абсолютное. Из-за отсутствия развития работоспособное население стремится выехать в ближние и дальние страны на заработки и, с удовольствием, на постоянное жительство. Судя по тому, что мы видели на выборах, выехавших очень много. Остальным приходится слушать речи своих старцев-управителей и ждать их естественной смены. Как и положено было в ЦК КПСС, работают они на благо народа до самой смерти, почему-то отказываясь от отдыха и выхода на пенсию.

Как свобода превратилась в насилие,
братство - в гражданскую войну,
а равенство - в унижение тех,
у кого голова выше болота?

Отдать должное, избирательное Законодательство Грузии содержит достаточно положений делающих процесс прозрачным и демократичным. Так, члены УИК обязаны за час до открытия участка провести жеребьевку по распределению обязанностей. Каждый член УИК выполняет одну только ему присущую функцию. Закон предусматривает ограничения для входящих в УИК избирателей, их не должно быть больше пяти. Один из членов УИК должен находиться при входе и регулировать поток избирателей. Прием заявок для голосования на дому заканчивается за пять дней до выборов. Список для одномоментного выезда членов УИК по осуществлению голосования на дому не должен содержать более десяти человек.

Заполненный бюллетень избирателем помещается в конверт, ставится печать УИК и конверт опускается в урну для голосования. Урны для голосования прозрачные. Подведение итогов голосования осуществляют три члена УИК избранные на основании жеребьевки проведенной после закрытия участка. Бюллетень в соответствии с законодательством Грузии - собственность государства и вынос его с избирательного участка запрещен и преследуется по Закону.

Предусмотрена маркировка избирателя специальным составом несмывающимся три дня, бесцветным, но святящимся при соприкосновении со специальным прибором.
ЦИК ответственна за составление списков избирателей, их электронную обработку, обеспечение гласности (размещение в интернет).

Списки избирателей на участках, как и списки голосующих на дому обязаны быть вывешены для общего обозрения.

Уголовный кодекс предусматривает ответственность за нарушения избирательного законодательства. В частности, за попытки помешать осуществлению прав граждан на участие в голосовании, нарушения правил тайного голосования, неправильный подсчет голосов, неверное подытоживание результатов голосования, уничтожение, порча, утаивание документов комиссии, бланков, печатей. Перечисленные проступки наказываются лишением свободы до четырех лет.

Парламент Грузии состоит из 235 депутатов избираемых на 4 года.
Территория Грузии разделена на 85 мажоритарных округов, из них 10 в Абхазии, где выборы не проводились.
Осуществлять наблюдение над выборами нашей группе пришлось в Аджарии.

Накануне выборов СМИ сообщили, что списки избирателей в ЦИК не представила Аджария. На предыдущих выборах в Аджарии принимало участие 96-98% избирателей, на некоторых УИК из-за чрезмерного старания голосование достигало и 105-ти процентов.

Перед открытием участок для голосования являл собой колоритное зрелище. Более пятидесяти мужчин расположились при входе в УИК. Вместе с членами УИК они тут же оказались внутри помещения. В полном составе здесь оказались руководители различных государственных структур, как ГАИ, администрация, военный комиссар, были представители государственных органов из Кобулетти и Батуми. Потом обнаружились и вооруженные люди.

Часть людей, сразу вошедших в участок, пришли работать. Периодически они поднимались с места и голосовали, некоторые до 30-50-ти раз. С утра начались вбросы осуществляемые просто. Человек подходит к урне и бросает несколько конвертов с бюллетенями. Подвоз людей для голосования уже не казался мне нарушением - это избиратели, их все-таки только доставили на участок для голосованияЕ Сразу после полудня члены УИК "устали" подвозить избирателей и вбрасывать бюллетени, "а члены рабочей группы" в помещении утомились десятками раз голосовать. Члены УИК выстроились в цепочку и осуществляли "голосование" сами - за всех оставшихся избирателей. Ко мне ненавязчиво подошел грозного вида мужчина и строго спросил, "что я буду делать, если тут будут стрелять?". "Присяду" - что можно ответить, если считать, что к тебе это не относится.

Вбросы в 1000 бюллетеней, подтасовка результатов - детская игра. Это и у нас не так давно было в одном из районов города. На одном из участков в результате такого "голосования" в урне оказалась пачка бюллетеней вместе с отрывными корешками.

В другом месте члены УИК не мудрствовали лукаво и вместо 496-ти проголосовавших (по результатам подсчета бюллетеней), комиссия не сходя с места объявила цифру1496 и опустила оставшиеся бюллетени в урну. В Халачаури, бывший Зеленый мыс: "засовестились", участок закрыли и вбросили, не дожидаясь избирателей, которые, к стати, и не пришли.

Однообразие в таких случаях нетерпимо. Есть же списки избирателей - и вот в течение дня число избирателей (читай жителей) с 380-ти вдруг увеличилось до 1416- и все проголосовали!
От маркировки избирателей во многих местах отказались, к чему?

Свет и у нас, когда надо отключают, систему ГАС выборы тоже, о вот новенькое, из демократической Аджарии, возможно, это может пригодится для нашей избирательной кампании для кандидатов лидирующей партии отказавшейся от дебатов. О чем дебатировать, они уже планы деятельности в новой Думе пишут.

  • Избиратель протестует против того, что член УИК хочет проконтролировать его голосование - член УИК брызгает ему в рот маркировочным красителем.
  • Избирательница просит бюллетень для умершего на днях родственника. Наблюдатель интересуется, на каком основании? Умершему - бюллетень?
    Избирательница: "Он умер, но он так долго ждал этого дняЕ".
  • В списке избирателей на начало голосования уже проставлены все подписи избирателей.
  • Выключили свет, затопили печь, участок задымлен, документы вынесены - утром оглашены результатыЕ

Проголосовало 105%, что с таким результатом делать думали до полудня следующего дня.
Подводится итог голосования на участке нашего наблюдения. Оглашают итоги. Из 1855 избирателей все проголосовали и все за блок А.Абашидзе "Возрождение". В комиссии сдержанный шум. Представители некоторых блоков недовольны результатом и требуют в обмен за молчание о нарушениях в течение дня, голоса для своих партий. Но члены комиссии не знают, как это сделать. Прошу студента - переводчика перевести, что стопроцентное голосование за одного кандидата неправдоподобно, что не может не быть испорченных и недействительных бюллетеней. Комиссия соглашается, цифры итогового протокола меняются. Подходит председатель комиссии, на глазах слезы, просит прощения за все, что здесь происходит - "Поймите, мы ничего другого сделать не можем. С нас требуют, мы делаем. Комиссия контролируется. Мы здесь живем, и все зависит от власти. Мы ничего сделать не можем".

Расхождения между официальными данными о числе принявших участие в голосовании и реально проголосовавшими составляет более чем две трети.

В последующие два дня ЦИК объявляла результаты. Блока "Возрождение" (А.Абашидзе) не было и лидировал блок "За новую Грузию" (Э.Щеварнадзе). На следующий день было объявлено, что лидирует "Возрождение", второе место - "Новая Грузия", потом на второе место выходит блок Саакашвили("Националисты")... Начинаются акции протеста, и данные начинают меняются в соответствии с обещаниями президента и договоренностями.

Много ли у нас различий? Судя по последним событиям со снятием кандидата в Промышленном округе и роли ОИК в этом - нет. Господи, и это все мы? Что мы хотим?


© 2002г. "Информ-С"