"Голос"

Александр Лашманкин

Самое дорогое, что у нас есть это свобода.

( На корреспондента газеты "Гражданский голос" совершено нападение в здании облсуда.
Люди, одетые в форму судебных приставов, пытались воспрепятствовать осуществлению профессиональной деятельности журналиста. )

Скоро выборы депутатов Госдумы, среди партий и движений, претендующих на власть, довольно много исповедующих идеологию так называемой "державности". Державность, есть приоритет интересов государства над правами человека. Прошу помнить, что всякое государство - это прежде всего и только - люди, которые себя государством провозгласили, следовательно речь идет о торжестве их интересов над интересами тех, кто к сему государству не сопричислен. Прежде чем сделать выбор подумайте, как отразится на вашей личной судьбе реализация такого подхода.

Одна из ветвей государственной власти судебная. Для того, чтобы Вы могли познакомиться с нравами царящими в сих органах, которые должны вершить справедливость, мы публикуем этот материал. В том, что суд стал "силовой структурой" у нас сомнений нет. Держи и хватай.

17 ноября 2003 г. я, Александр Владимирович Лашманкин, корреспондент газеты "Гражданский голос" прибыл для осуществления профессиональной деятельности в здание гражданского судопроизводства областного суда Самарской области.

"Я шел по направлению к залу заседаний, где должно было состояться слушание гражданского дела. На пути к залу заседаний я был грубо остановлен человеком, одетым в черный комбинезон. Этот человек, схватив меня за руку, физически воспрепятствовал моему движению по коридору. Я попросил его представиться и подтвердить свои полномочия, предъявить служебное удостоверение, а также документ, на основании которого он препятствует моему передвижению по зданию суда, в этой просьбе мне было беспрекословно отказано. Я сообщил, что являюсь корреспондентом газеты "Гражданский голос" и речь идет об исполнении моих профессиональных обязанностей. Мне было предложено удалиться из здания, в чем я усмотрел и усматриваю сейчас попытку воспрепятствовать моей профессиональной деятельности как корреспондента газеты "Гражданский Голос". Я вновь попросил лиц одетых в черные комбинезоны представиться, они вновь отказались. Один из них вызвал по рации подмогу. И к нему присоединилось ещё несколько человек одетых в черные комбинезоны. Один из людей одетых в черное, тот самый, кто воспрепятствовал моему движению по коридору, назвал свою фамилию - Сазанов, но удостоверения не предъявил. В последствии он угрожал мне, обещал сначала остричь мне волосы, а затем сломать мне ногу.

Затем одно из этих лиц извлекло из кармана кусок красного картона, раскрыло его и тут же закрыло. Догадаться о том, что это означало, не было никакой возможности. Затем, меня пригласили пройти на беседу. Поскольку в мои планы какая-либо беседа не входила, я отказался, после этого мне грубо заломили руки за спину. Я отказался выполнять незаконные действия неизвестных и сел на пол и начал звать на помощь. Меня поволокли по коридору, надели на меня наручники сдавив запястья до ссадин. Я продолжал звать на помощь, мне грубо заткнули рот ладонью. Когда меня дотащили до лестничной клетки, один из нападавших нанес мне удар в левый бок ногой. На лестнице, один из них начал шептать мне в ухо: "Ну пойдем, пойдем по-хорошему", он хотел, чтобы я согласием идти добровольно подтвердил правоту нападавших на меня, я отказался, меня стащили вниз по лестнице, затем затащили в подвал. Там у нас состоялось несколько диалогов в совершенно кафкианском духе. При этом мои руки были по-прежнему скованы кандалами. Правда, когда зашла речь о составлении протокола, с меня всё же сняли кандалы. Одетые в черное лица рассказали мне, что они на самом деле баркашовцы, и что законы нужны им только для самокруток. Один их черных, восседая под двуглавым орлом, объяснил мне, что суд это не общественное, а государственное учреждение. Следы от кандалов на моих запястьях свидетельствовали об этом совершенно явственно. Очень характерно, что когда я сказал, что мне больно, один из нападавших сказал, что он садист и получает удовольствие от страданий человека.

Наконец, после всех измывательств и пыток, один из людей одетых в черное, соизволил представиться и предъявил свое удостоверение - Столяров Владимир Сергеевич - судебный пристав, значилось там. Именно этот человек и утверждал, что он садист.

Я задал вопрос, являюсь ли я задержанным или нет? Мне сказали, что я только лишь приглашен для беседы, я попытался покинуть помещение, куда был доставлен против своей воли, однако, человек, ранее представившийся Сазановым, оттолкнул меня от входа.

После того, как был составлен протокол, я сделал в нем запись о своем несогласии. Только из этого протокола я узнал, что вторым напавшим на меня в здании суда был пристав Беляев Д. В. После этого, я под угрозой возобновления применения насилия был препровожден в кабинет судьи Богачева. Один из не представившихся людей в черном комбинезоне с двумя большими пентаграммами на каждом плече, держал меня за пуховик. Когда я указал ему на недопустимость и незаконность произведенного ими захвата, он продолжал насильственно удерживать меня. Затем он сказал, что он слепой, глухой и немой от рождения, бедное существо, насколько скудна его жизнь, если такое существование можно назвать жизнью. Судья Богачев отказался рассматривать дело, сославшись на, то что оно ему не подсудно, когда я на судебном заседании попытался сообщить ему о действиях совершенных надо мной, судья не стал меня слушать, прикрывшись туманными фразами. Расписавшись за повестку, я покинул здание суда.

После этого, я отправился на заседание суда, ради которого я там появился в этот день. Однако, находившийся в том же месте, где и произошло нападение судебный пристав Мельник Валерий Григорьевич после того, как совершил телефонный звонок, отказался пропустить меня на заседание, в чем я усматриваю прямое и непосредственное воспрепятствование моей профессиональной деятельности, а также прямое нарушение ГПК где сказано, что судебный процесс открыт для граждан вообще и для журналистов в частности."

Самое дорогое, что у нас есть это свобода. И поэтому, когда кто-либо ограничивает её, мы должны сопротивляться этому насилию изо всех сил. Это долг каждого человека и гражданина. Получается, что в здании суда на журналиста было совершено нападение лиц, для которых закон, материал для самокруток. Чем же они там занимаются, готовые по первому зову и собственной инициативе броситься крутить руки каждому, кто не подходит под их гнилые стандарты? Неужели обеспечивают правосудие? Тогда мне жалко такое правосудие.

Я пишу эти строки и на моих руках следы наручников. Люди прошу вас, будьте бдительны!

Корреспондент газеты "Гражданский Голос"
Александр Владимирович Лашманкин

 

© 2002г. "Информ-С"